Генуэзская крепость в Судаке

Судакская крепость

«Во всей Европе нет развалин живописней этих: никакие рейнские замки не сравнятся с ними», - такое впечатление произвела Судакская крепость на историка и публициста М.П.Погодина.

Крепость возвели на конусообразной Крепостной горе, возвышающейся над бухтой и долиной, о неприступности которой позаботилась сама природа. С юга ее склоны отвесно обрываются в море, глубокие природные балки у подножья с северо-восточной и западной стороны строители легко превратили в крепостной ров.

Крепость в Судаке называют Генуэзской, но ученые установили, что первые оборонительные сооружения на северном склоне горы начали возводить гораздо раньше. По легенде, записанной в позднем источнике «Судакском синаксаре», крепость была построена в 212 году аланами, однако никаких археологических подтверждений этой дате до сегодняшнего дня не обнаружено. В связи с этим многие ученые датируют её возведение концом VII века и связывают его с хазарами или византийцами. Крепостью, кроме хазар, византийцев и генуэзцев, владели также половцы (XI—XIII вв.), золотоордынцы (XIII—XIV вв.) и турки (XV—XVIII вв).

Крепость в Судаке была важным звеном в оборонительной системе генуэзцев в Крыму, поэтому они предавали большое значение ее строительству и ремонтным работам. Используя строительный материал и остатки фундамента более ранних укреплений, генуэзцы в несколько этапов с 1371 по 1469 год построили мощную крепость с тремя ярусами обороны.

Нижний ярус представляет собой мощную оборонительную стену с четырнадцатью башнями и главными воротами, перед которыми расположено предмостное укрепление – баркабан.

Высота боевых башен достигает 15 метров, высота стен до 8 метров, толщина 1.5 – 2 метра.

До наших дней сохранились двенадцать башен, от остальных остались только фундаменты. В отдалении стоит башня Фредерико Астагвера, защищавшая когда-то порт, поэтому ее второе название Портовая. Рядом с ней находится хорошо сохранившийся  храм Двенадцати апостолов. Сначала это был греко-византийский храм. Дважды он подвергался разрушению и вновь отстраивался. Стены храма украшала интересная фресковая живопись, изображавшая Тайную вечерю. Фрески были в удовлетворительном состоянии вплоть до Великой Отечественной войны. Теперь очертания фигур стали неразличимы.

В стены башен вмурованы плиты, сообщавшие в каком  году, в правление какого консула они были построены, рядом высекали герб Генуи, родовой герб дожа и правителя Солдайи .

Только одна башня в крепости – Круглая – овальной формы, остальные квадратные. Существует предположение, что она построена ещё византийцами. Под башней обнаружена более древняя кладка. При раскопках 1928 г. в самом нижнем слое земли оказались предметы таврского происхождения. Видимо, задолго до постройки крепости здесь жили тавры.

Почти все башни имеют три стены, внутреннюю, выходящюю в крепость, оставляли открытой. Преимуществ у такого типа строений было несколько: во-первых, стоило дешевле, во вторых консул мог во время боя следить за происходящим и при необходимости посылать подкрепление и в третьих, если башня была захвачена, она не могла быть использована против обороняющих крепость. Но если враг прорывался в крепость, башни теряли свое оборонительное значение. Верх башни заканчивался зубцами – мерлонами, за которыми прятались защитники.

Примечателен в архитектурном отношении древний "Храм с ар­кадой" в восточной части крепости. Снаружи он выдержан в благо­родных пропорциях, а внутри создает ощущение легкости и просто­ра. Примечательна и история храма. Здание многократно перестраивалось и служило представите­лям различных религий. По предположению ученых, вначале в 20-е годы XIII в. турками-сельджуками была построена мечеть. Генуэзцы превратили здание в католический храм. Затем, при турках-османах - это снова мечеть, а позднее - гарнизонный православный собор-часовня. Был этот храм и лютеранской кирхой. Сейчас здесь расположен небольшой Историко-археологический музей. В его выставочных залах размещена довольно любопытная экспозиция - всевозможные предметы, найденные при археологиче­ских раскопках крепости, - посуда, оружие, монеты, предметы быта.

Верхний ярус – это цитадель с Консульским замком. Главная его башня - донжон - занимает все поперечное пространство до обрыва скалы. Вторая мощная боевая башня находится в северо-восточном углу замка. Обе башни со­единены толстыми стенами, между ними лежит внутренний двор. В одной из стен (западной) - ряд бойниц, вдоль которых шел деревян­ный помост для стрелков.

Вход во двор - через портик. В восточном углу боевой башни, на месте замурованного окна, раньше была небольшая дверь, выво­дившая на узкую, едва заметную тропинку, вырубленную до полови­ны высоты скалы. Оттуда, по-видимому, спускали вниз веревочную лестницу. Не исключено, что это был запасный ход защитников кре­пости на случай вылазок или бегства.

Здесь жил правитель города, хранились запасы оружия и продовольствия. Если же неприятель прорывался в крепость, цитадель становилась последним прибежищем защитников.

От донжона на юго-запад протянулась стена, к которой при­мыкает Георгиевская башня. На первом этаже - ниша с округлым верхом типа алтарной. Небольшую плиту над ней украшало неког­да барельефное изображение всадника на коне. Барельеф сглажен временем, но по традиции считают, что это изображение Георгия По­бедоносца, откуда и название башни - Георгиевская.

От Георгиевской башни можно подняться вверх вдоль стены, об­ращенной к морю, к Дозорной башне на вершине Крепостной горы.

Дозорную башню генуэзцы называли « Замком святого Ильи», татары – Кыз-Куле (Девичья башня). С нее отрывается вид от мыса Меганом до Аюдага, поэтому дозорные с вершины следили за приближением врага. В ненастную погоду здесь разводили огонь, который был виден далеко в море. Название башни «Девичья» связывают с легендой о девушке, ко­торая предпочла смерть разлуке с любимым:

«Жил-был в греческие времена местный правитель крепости — архонт. И была у него красавица дочь, краше которой не было во всей Тавриде. Лучший полководец царя Понтийского Митридата Диофант добивался руки девушки, но она предпочла бедного пастуха. Архонт и думать не хотел о таком выборе дочери, потому что был бы рад обзавестись влиятельной родней. Донесли правителю о тайных встречах пастуха и царевны, и разгневанный отец приказал бросить пастуха в колодец.
Подкупивши стражу, девушка высвободила возлюбленного и спрятала в своей комнате. Но отец узнал об этом и решил действовать более хитро. Архонт отправил юношу в Милет (греческий город на территории современной Турции), а своим слугам приказал убить.
«Через год корабль вернется назад, и если твой возлюбленный тебе не изменит, то ты увидишь на мачте белый знак. Я не буду противиться твоему счастью. Но если он не достоин тебя, на корабле знака не будет, и ты выйдешь за Диофанта», — сказал архонт дочери.
Когда через год корабль появился, на нем не было знака. Девушка бросилась в море с башни и разбилась. С тех пор башню называют Девичьей.»

Название башня могла получить и потому, что в одном из ее помещений была домашняя капелла, посвященная святой деве Марии. Еще в конце XIX в. на одной из стен помещения четко прослеживалась фреска, изображавшая католическую мадонну, сердце которой пронзено семью мечами. Отсюда - «Башня Девы».

От Дозорной башни стена шла вниз и смыкалась со стеной ниж­него яруса у башни Угловой. Здесь, у этой башни, брала начало более древняя догенуэзская стена, остатки которой обнаружены в 1969 г.

Между цитаделью и нижним оборонительным поясом располагались дома жителей города, площади, рынок, административные здания: таможня, ратуша, два кафедральных собора – католический Девы Марии и греческий – св. Софии.

Между двумя ярусами обороны находятся полуподвальные по­мещения. Это городские цистерны для воды, построеные в 1375 году во время правления консула Лодисио ди Монтальдо. Малая вмещала не менее 185-ти, большая - около 350-ти куб.м воды. Ближайшие источники воды находятся на горе Перчем в 3 км к северу от крепости. От них в средние века были проложены водопроводы, состоявшие из глиняных секций длиной 50 см. Вода поступала даже в цистерну Консульского замка на высоту около 90 м над уровнем моря.

Направля­ясь от этих помещений вдоль стен к востоку, обратите внимание на расположенные справа остатки двух казарм Кирилловского полка, построенных по распоряжению Потемкина. Перед развалинами ка­зарм установлены две старинные пушки.

Солдайя жила, подчиняясь строгому «Уставу для Генуэзских колоний на Черном море», изданному в Генуе в 1449 году. Консул назначался генуэзским правительством на один год и исполнял должность военного коменданта крепости, а также управлял финансами. Консулом избирался попечительный комитет из двух человек – грека и латинянина, в обязанности которых входило следить за использованием оружия и продовольствия.

В Солдайе все было подчинено защите от врага. Гарнизон должен был находится в постоянной боевой готовности. В непосредственном подчинении консула было всего 8 конных стражников-аргузиев «с лошадьми, оружием и плащами хорошими и крепкими». У базарных ворот всегда были два караульных, и еще 20 наемных солдат – степендиариев - несли службу под начальством двух подкомендантов. То есть весь гарнизон крепости не превышал 30 человек. Для условий мирного времени этого было достаточно, а во время военных действий главной силой в Солдайе было городское ополчение – около тысячи человек.

Солдаты могли отлучаться из крепости только в дневной время по разрешению консула. С наступлением темноты ворота запирались, мост через ров поднимался, и до рассвета никто не мог ни войти в город, ни выйти за его пределы.

Даже в мирное время консул не мог покинуть крепость и остаться ночевать вне города. После особого звона колокола жители не имели права выходить на улицу, даже свет не должен был гореть дольше положенного времени. За любое нарушение взимали денежный штраф, который вместе с налогами пополнял городской бюджет. Комитет отчитывался перед консулом Кафы за использование бюджетных средств.

За крепостными стенами располагались густо населенные посады, усадьбы богатых горожан, сады и виноградники. При приближении врага жители предместья вместе со скарбом перебирались под защиту крепостных стен и пополняли ряды защитников города. Мощные укрепления в сочетании с выгодным для обороны рельефом создали в то время Судакской крепости славу неприступной твердыни.

После взятия штурмом в 1475 году турецкими завоевателями, крепость постепенно стала разрушаться и утратила свое былое значение. Однако отблеск предыдущего расцвета был так силен, что еще в XVIII веке, после присоединения Крыма к России, сюда первоначально намеревались перенести столицу Тавриды. Вскоре, правда, об этом забыли, камни древних сооружений пошли на строительство казарм для солдат.

В настоящее время крепость является филиалом архитектурно-исторического заповедника  «Софийский музей».

Ежегодно все население Судака собирается на центральной площади крепости для проведения рыцарских турниров. Любители ролевых игр и исторического фехтования, собираясь со всех концов бывшего Союза, принимают участие в международном турнире по историческому фехтованию – "Генуэзский шлем". Главное событие турнира - бугурд – огромное постановочное сражение между воинами Востока и Запада. Рыцари состязаются в силе и отваге, применяя мечи и копья, пушки и катапульты, арбалеты с огненными стрелами и прочие свои и исторические изобретения. «Генуэзским шлемом» рыцари не ограничиваются. Участники другого фестиваля - "Рыцарский замок" – разношерстные витязи всех мастей и стилей (славяне и шотландцы, бургундцы и баварцы, кочевники и крестоносцы…) устраивают занятные мини-представления с показом моделей одежды и вооружения.